О Светлане Алексиевич и ее книге «Время секонд хэнд»

Вахид Гази

Из цикла «Люди и книги»

Aleksievic

Пазл-мозаика сломанных судеб

О Светлане Алексиевич и ее книге «Время секонд хэнд»

Начну с того, что я не из числа обвиняющих членов Шведской Королевской Академии в преследовании неких «темных» целей. Они хорошо знают кому выдавать Нобелевскую премию. Я в свою очередь знаю, что премия в соответствии с волей ее учредителя дается литературе, завоевавшей успех с учетом политико-идеологических мотивов.

Я ждал награждения Светланы Алексиевич «нобелевкой» еще два года назад, когда ее имя входило в список кандидатов.

Будучи знакомым с ее биографией, темой ее книг, я ощущал некую близость к ее личности – имена других кандидатов ничего мне не говорили. То, что некогда мы являлись гражданами одной страны, схожесть судеб, несмотря на то, что впоследствии мы стали жить в разных странах – всё это, на мой взгляд, составляло основную причину этой близости.

Премия дана ей за пятитомную художественно-документальную хронику «Голос утопии», которую она писала на протяжении десятилетий. За то, что она воплотила масштабное историческое повествование из небольших рассказов «маленьких людей», повествующих о собственной судьбе.

Ее выступление на церемонии награждения, слова, сказанные на круглом столе, организованном Шведским каналом SVT-2 при участии других нобелиатов, тронули меня за душу, как и каждого, кто ее слушал. Казалось, она говорит именно обо мне; о том, что мне пришлось услышать и увидеть, о моих воспоминаниях и мыслях, о моей судьбе. Oxumağa davam et

Черная история Белой Руси

БЕЛАРУСЬ, ТАКАЯ ДАЛЕКАЯ И БЛИЗКАЯ

Черная история Белой Руси

 Ва­хид ГА­ЗИ

Пос­лед­няя по­езд­ка в Бе­ла­русь, с ко­то­рой мы дол­гие го­ды на­хо­ди­лись в еди­ном по­ли­ти­ко-идео­ло­ги­чес­ком прос­транс­тве, в си­лу че­го, как мне ка­за­лось, мы дос­та­точ­но ос­ве­дом­ле­ны об этой стра­не и ее на­ро­де, про­из­ве­ла на ме­ня впе­чат­ле­ние, ко­то­рое дол­го еще не от­пус­тит ме­ня. Ока­за­лось, что и мно­жест­во про­чи­тан­ных книг, и уви­ден­ные филь­мы, ус­лы­шан­ное, на­ко­нец, пре­ды­ду­щие крат­кос­роч­ные по­езд­ки слу­жи­ли – сов­сем как бес­край­ние бо­ло­та этой стра­ны – лишь сок­ры­тию прав­ды об этом на­ро­де. На при­ме­ре судь­бы мое­го на­ро­да я хо­ро­шо знаю о бес­си­лии ИС­ТО­РИИ пе­ред по­ли­ти­кой, но я предс­та­вить не мог, что ис­то­ри­чес­кая прав­да мо­жет ока­зать­ся в та­ком не­ог­ра­ни­чен­ном рабс­тве у по­ли­ти­зи­ро­ван­ной идео­ло­гии. Последняя по­езд­ка в Бе­ла­русь, про­ве­ден­ные в го­ро­дах, по­сел­ках и де­рев­нях этой стра­ны бе­се­ды с кресть­яна­ми, во­ди­те­ля­ми, гос­ти­нич­ны­ми слу­жа­щи­ми, офи­ци­ан­та­ми, по­ли­ти­ка­ми, представителями неп­ра­ви­тель­ствен­ных ор­га­ни­за­ций, жур­на­лис­та­ми, пра­во­за­щит­ни­ка­ми, ис­то­ри­ка­ми, ком­му­нис­та­ми, де­мок­ра­та­ми, пат­рио­та­ми, людь­ми без убеж­де­ний, пра­вос­лав­ны­ми, ка­то­ли­ка­ми и му­суль­ма­на­ми, а так­же зна­комс­тво с па­мят­ни­ка­ми да­ле­кой и не­дав­ней ис­то­рии на­чис­то пе­ре­вер­ну­ли все мои преж­ние предс­тав­ле­ния о Бе­ла­ру­си. Яс­но бы­ло од­но: ес­ли бе­ло­ру­сы и име­ют те или иные этни­чес­кие свя­зи с русс­ки­ми, эти на­ро­ды зна­чи­тель­но от­ли­ча­ют­ся друг о дру­га, а в чем-то эти раз­ли­чия име­ют по­ляр­ный ха­рак­тер.  Oxumağa davam et